Столица Колчака 12: "Держался курса и теченье ловил..."





Черноморский флот первые дни Революции встретил гораздо более спокойнее Балтики, событий, подобных кронштадтским, не было, Колчак на митингах сам сообщал матросам о ходе событий в Петрограде:

«...возникла комитеты, стали устраиваться митинги. Я бывал несколько раз на этих собраниях и разъяснял командам то, что происходит, делился с ними своими соображениями...

...«Покуда война не закончена, я требую, чтобы вы выполняли свою боевую работу так же, как выполняли раньше... чтобы у меня была уверенность, что каждое мое приказание... будет немедленно выполнено». Мне это обещали; я в этом отношении не могу сделать никаких упреков никому из команды.

...Моим приказом было назначено время выборов лиц в эти комитеты, в состав которых входили офицеры и команда... ...в переживаемый момент необходимы такие учреждения... я мог бы сноситься с командами... вносили известное спокойствие и порядок.

...спрашивали меня, с какими [постановлениями] я согласен.... С некоторыми я соглашался, некоторые предлагал снова пересмотреть, а некоторые считал невозможными» [1].

5 марта был устроен военный парад. Позднее Колчак присоединился к торжественному перезахоронению останков революционного лейтенанта П. Шмидта.

Относительное спокойствие на Черноморском флоте, представлявшее резкий контраст трагическим событиям на Балтийском флоте, объяснялось не столько личной ролью Колчака, сколько удаленностью флота от революционной столицы и наводненных немецкими агентами балтийских портов и его круглогодичной боевой загруженностью. На Балтике льды, несколько месяцев флот в портах - тесная связь с берегом. Но постепенно ситуация менялась и на Черном море. Колчак говорил, что сначала матросы захотели в отпуск, причем так массово, что некоторые корабли приходилось выводить из боевого строя, потом матросы захотели расправы над офицерами с немецкими фамилиями, но адмирал:

«...знал, что стоит только поднять сигнал, как все, кто нужен на судах, бросят этот митинг и явятся на корабли и пойдут куда угодно» [1].


Но это не могло долго продолжаться. И Колчак это понимал. Но это ничего не меняло...

К головной статье серии "Столица Колчака"
К предыдущей статье