АДМИРАЛЪ: История одной неудачи. Часть 5: Переворот во благо Родины







В Омске продолжил зреть правый кадетско-монархический заговор. А. В. Колчак, ехавший из Харбина на Дон, на несколько дней оказался в Омске. Ему сразу же предложили пост военного министра в новом Правительстве. Колчак же согласился не сразу:

«Болдырев настаивал: «Сейчас у меня нет ни одного лица, которое пользовалось бы известным именем и доверием, кроме вас. Прошу, чтобы вы мне помогли, вступивши в должность военного и морского министра»...

Принципиальных возражений против принятия портфеля военного министра у меня не было, и политических вопросов мы с Болдыревым не касались.»

Василий Георгиевич Болдырев, генерал Сибирской Белой Армии, до прихода к власти Колчака - верховный главнокомандующий


Согласился, возможно, из-за того, что не стало генерала Алексеева, сопротивление красным на Дону возглавил Деникин, а Колчак в его подчинение поступать уже не хотел.

Власть Директории была слабой и непрочной, она не пользовалась авторитетом. Офицерство было настроено к ней враждебно, видя в ней повторение Керенского. Директорию раздирали внутренние противоречия, либеральная пресса сравнивала ее с крыловскими лебедем, щукой и раком. Военные поражения предрешили ее падение. Ситуация во всех отношениях очень напоминала положение во Франции накануне прихода к власти Наполеона.

4 ноября Колчак дал согласие на предложение, исходившее уже официально от имени Директории, на пост военного и морского министра. В нем одновременно и нуждались, и его боялись; через него рассчитывали наладить отношения с англичанами (было общеизвестно, что Колчак состоит с ними в наилучших отношениях) и опасались его диктаторских наклонностей.

Кадетская партия стала главной политической опорой Колчака. 16 ноября 1918 года, за 2 дня до переворота, они приняли следующую резолюцию:

«Партия не только не страшится диктатуры, но и считает ее необходимой: На Уфимском совещании государственные силы допустили ошибку, пойдя на компромисс с антигосударственными элементами (рев демами): Партия находит, что власть должна освободить страну от тумана неосуществимых лозунгов».

18 ноября 1918 года заговор созрел, власть у Директории, в существенной степени состоявшей из правых эсеров и левых кадетов, захватил ее Совет Министров. Говорили, что для продолжения войны с большевиками во главе правительства должно стоять лицо военное, которое объединило бы военную и гражданскую власть. Колчак о необходимости диктатуры как таковой для эффективного ведения войны:

«...я тоже сказал, что считаю это единственным выходом из положения. Я только что вернулся с фронта... там полное несочувствие Директории, и малейшее столкновение между Директорией и правительством отозвалось бы сейчас в войсках.»

«Со смертью Алексеева кандидатура адмирала стала бесспорной...» - свидетельство Пепеляева очень важно. Очевидно, кандидатура Колчака рассматривалась в этих кругах уже довольно давно, но его длительное время не было в России.

Пепеляев Виктор Николаевич, министр МВД в Правительстве Колчака, чуть позже и премьер-министр этого Правительства. Расстрелян вместе с Колчаком 7 февраля 1920 года в Иркутске

Колчак не готовил переворот в свою пользу:

«...Когда я спрашивал..., кого предполагают на это место выдвинуть..., мне указали прямо: «Вы должны это сделать». Я сказал: «Я не могу... это может быть основано только на воле и желании армии, которая бы поддержала... У меня армии нет, я человек приезжий.»

В тексте стенограммы допроса, в квадратных скобках, помещен комментарий. Приведем фрагментарно:

«[69 — Стр. 173.Колчак старается скрыть закулисную сторону событий 18 ноября и потому усиленно доказывает, что он был, якобы, даже против избрания его верховным правителем... Г. Гинс — управляющи[й] делами Сибирского правительства несколько иначе описывает это заседание совета министров...: «Прения пошли по пути искания форм власти. Факт свержения Директории был признан… Власть могла перейти к трем оставшимся членам Директории... или всем составом совета министров - это было бы повторением неудачного опыта... Из состава совета против диктатуры возражал только Шумиловский. При определении кандидатов в диктаторы Колчак не отказался баллотироваться.].»

Переворот в Омске 18 ноября 1918 года определяется как «колчаковский». Документальное описание событий, все же, не позволяет согласиться с таким определением. Переворот по задействованным в нем политическим, военным и социальным силам был кадетско-монархическим.

Колчак не возражал и дипломатично сказал о варианте принятия на себя роли диктатора как о 'жертве', которую он может принести, 'если будет нужно' (записал в дневнике Пепеляев). Таким образом, адмирал был осведомлен о планах заговорщиков и не возражал против предлагаемой ему роли. Конечно, конкретная дата переворота могла быть ему неизвестна

Наиболее активную роль играли офицеры-казаки. Политической 'пружиной' заговора были упоминавшийся кадетский эмиссар В.Н. Пепеляев и близкий к правым кругам министр финансов Директории И.А. Михайлов. В их планы были вовлечены часть министров, видные деятели буржуазных организаций.

Об участии в организации переворота английской военной миссии документов нет. Зыбкие утверждения базировались на голословных обвинениях французских «коллег». Из дневника генерала Жанена (командующий союзниками в Сибири):

«...он [Нокс, английский генерал] был замешан в интриги, которые закончились переворотом Колчака. Речь ни в коем случае не идет о «содействии Великобритании», а единственно только об инициативе, взятой на себя некоторыми ее агентами, инициативе, которую они отрицают и сейчас в виду ее плачевных результатов. [Нокс] не помнит больше смотра 10 ноября 1918 г. в Екатеринбурге, на котором дефилировал батальон английского миддльсекского полка, который служил адмиралу Колчаку с самого Владивостока в качестве преторианской стражи[?] Нокс был в курсе заговора хотя бы через своего офицера связи Стевени, который присутствовал даже на тайном собрании заговорщиков, где было принято решение привести заговор в исполнение»/

Намеренно преувеличивая роль англичан, французы пытались тем самым возложить на них максимум ответственности за дальнейшее. Доказано лишь, что офицеры британской военной миссии были поставлены в известность о планах заговорщиков и гарантировали им свое невмешательство. В период пребывания у власти англичане теснее других сотрудничали с ним и помогали ему. Но это было уже после переворота, а не до него. В этом же ключе ряд источников объясняет фразу английского генерала Нокса (а их одновременное прибытие в Омск с Дальнего Востока они называют мифом):

«Нет никакого сомнения в том, что он является лучшим русским для осуществления наших целей на Дальнем Востоке».

В Красноярске обо всем этом думали, пишет бывший член УС Колосов, так:

«Начальник гарнизона ген. Феодорович собрал к себе представителей всех общественных учреждений (дума, земство, профсоюзы и пр.), чтобы информировать их о перевороте, и закончил свое сообщение заявлением о бесполезности борьбы против Колчака, так как то, что произошло, было сделано с согласия и при участии союзников, в частности англичан. Ставка на Колчака являлась, таким образом, ставкой на Англию».

Во все концы Сибири и Европейской России полетели телефонограммы и телеграммы с текстом постановления совета Министров:

«Ввиду тяжелого положения государства и необходимости сосредоточить всю полноту верховной власти в одних руках, совет министров постановил передать временно осуществление Верховной государственной власти адмиралу Колчаку, присвоив ему наименование Верховного Правителя».

Реакция в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке на омский переворот была в основном благоприятной. Премьер-министр П.В. Вологодский в своем дневнике отмечал, что 'переворот не вызвал общественного сочувствия к Директории', а его 'участники прослыли за героев'. Слишком многие желали установления твердой власти. В адрес Верховного правителя посыпались многочисленные приветствия от местных органов власти, общественных организаций, воинских соединений и частей, отдельных граждан.

Уфа, узнав о перевороте, потребовала немедленно восстановить порядок. Копия телеграммы, ничего кроме улыбки не вызвавшая, пришла и военному министру Колчаку. Уфа пыталась просить помощи и у чехословаков, искала у братского народа защиты молодой русской демократии от реакционного монархического деспотизма, просила помочь славянам. Но помощи не было.

Генералу Гайде, помогавшему узурпаторам, склонить чехов на сторону переворота так и не удалось - основная масса чехов была настроена демократически. Но влияние Гайды на них - наряду с воздействием эмиссаров Антанты (решающим, вероятно) — способствовали чешскому невмешательству, они сохранили в той обстановке нейтралитет, с фронта ушли и лишь охраняли железную дорогу.

18 ноября, было опубликовано обращение Верховного Правителя к населению:

«Всероссийское Временное Правительство распалось. Совет министров принял всю полноту власти и передал ее мне, Александру Колчаку.

Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны о полного расстройства государственной жизни, объявляю, что я не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности.

Главной своей целью ставлю создание боеспособной армии, победу над большевизмом и установление законности и правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие идеи свободы, ныне провозглашаемые по всему свету».

Длившаяся полтора года полоса мучительных метаний, скитаний и неприкаянности окончилась.


Поначалу отказался признать власть Колчака поддерживаемый японцами забайкальский атаман Г. М. Семенов. Конфликт вылился в приказ Колчака об аресте Семенова, но осуществить его не удалось, ибо за ним стояли японские дивизии (японцы были настолько лицемерны, что объясняли это своей заботой о 'сохранении мира' , а явные факты своего покровительства атаману назвали 'провокационными слухами'). Но, не давая в обиду своего ставленника, японцы, все же, повели себя дипломатично и заставили Семенова подчиниться Колчаку. В урегулировании конфликта принимал участие глава французской миссии генерал М. Жанен.

Позже Верховного правителя признала вся Белая Россия. 19 января 1919 года Колчак принял присягу и стал конституционным диктатором (по акту Совета Министров 18 ноября 1919 года, "Конституции 18 ноября"). Он обладал широчайшими полномочиями (часть власти была на местах, у земств), Совет Министров все указы утверждал у Колчака (имевшего право абсолютного вето), а Колчак свои утверждал у председателя и соответствующего министра. При смерти или отставке Правителя власть переходит Совету Министров.

Оценивая позднее значение событий 18 ноября, омская газета 'Наша заря' вспоминала:

«Фронт начал крепнуть. Снабжение его самым необходимым становилось с каждым днем лучше и лучше. Жизнь прифронтовой полосы упорядочивалась. Население получило уверенность в завтрашнем дне и стало поддаваться организации. Движение неприятеля было остановлено».

Об уверенности населения в завтрашнем дне, о фронте и снабжении его, об упорядочении всего и вся — поговорим ниже. Это и есть самое главное.

АДМИРАЛЪ: История одной неудачи.
Часть 1: Памятники Колчаку http://rahmon17.livejournal.com/123827.html
Часть 2: Славные и забытые страницы биографии http://rahmon17.livejournal.com/124047.html
Часть 3: Революция обманула ожидания Колчака http://rahmon17.livejournal.com/124402.html
Часть 4: Политическая западня http://rahmon17.livejournal.com/124445.html
Часть 5: Переворот во благо Родины http://rahmon17.livejournal.com/124874.html
Часть 6: Расстрел в Омске членов Учредительного Собрания http://rahmon17.livejournal.com/125136.html

Часть 7: Фигурой в чьих руках оказался Колчак? http://rahmon17.livejournal.com/125197.html
Часть 8: Отношение Колчака к власти и демократическим процедурам
http://rahmon17.livejournal.com/126169.html
Часть 9: "Реформы" "правительства" Колчака http://rahmon17.livejournal.com/131410.html
Часть 10: Крах агитпропа Колчака http://rahmon17.livejournal.com/136534.html


Tags:
>Переворот по задействованным в нем политическим, военным и социальным силам был кадетско-монархическим.

> Наиболее активную роль играли офицеры-казаки. Политической 'пружиной' заговора были упоминавшийся кадетский эмиссар В.Н. Пепеляев

Тут есть некое противоречие. Дело в том, что В.Н. Пепеляев скорее близок был не к монархическим, а областническо-регионалистким сибирским кругам. В целом, переворот бил именно по его группе. Пепеляев вовремя отпрыгнул от них, но тем не менее, вместе со своим младшим братом "сибирским генералом", продолжал держать позиции областничества в структурах Колчака.
Вот всю белогвардейскую сволоту повытаскивали нынешние враги народа из закрамов истории!Колчаку,маннергейму памятники ставят!Скоро дойдут до Семёнова и Врангеля,а там уж недалеко и до Власова! Наркоман со стажем,Колчак ещё при николашке-кровавом перешёл на службу британской короне...А история с планами минных заграждений на Балтике,которые устанавливались перед войной при его непосредственным участием?При продвижении немцев в прибалтике в 1916г они странным образом оказались у германцев...Колчак-ещё та беспринципная скотина,так что собаке-собачья смерть!Прорубь и стал ему могилой...
Ну, глядя на это, только и можно сказать - спасибо Ленину.
Как увязло смутное время в истории государства русского.Так и все это белое движение себя прокормить не смогло.Тут ведь надо попадать в определенное время с определенными делами.Мы Керенского с детства гомиком считали.Почему?Да потому что.И вообще все эти генералы,которые тупо засветились,и не могли сдриснуть так как на стрелки вымораживались,для нас как декабристы на сенатской,только после возможности отбежать подальше.
Попыткой объяснить таким гондонам, как ты, что против "белогвардейщины " воевали такие же гондоны , Тухачевский, Котовский. Как вас блядей земля носит.
Пост по содержанию хороший. Но есть два небольших замечания. Первое касается вопроса, куда же ехал А.В.Колчак из Владивостока в 1918 году? Юг России, Дон? Это легенда, существующая с подачи самого А.В.Колчака. Перечитайте, пожалуйста, внимательнее дневник В.Пепеляева. Второе замечание касается как раз Пепеляева, он, конечно, участвовал в заговоре и был главным стронником проведения А.В.Колчака в Верховные Правители, но он не был главной пружиной всего заговора.
по обоим пунктам согласен. Про пепеляева в следующих статьях больше сказано. А про Юг Колчак скорее врет
Массовые казни, устраиваемые колчаковцами на Сибирской земле, имели такой масштаб, что рассказы о них передавались вплоть до конца шестидесятых - пока были живы оставшиеся в живых современники.
Так что если уж никак без памятника то в местах массовых захоронений колчаковских жертв пусть ставят - если совести хватит.
В Сибири рабочего класса и крестьянской бедноты - социальной базы большевиков - было ничтожное количество. Плохи были бы дела большевиков в Сибири, если бы не кровавый террор, который устроил там Колчак. Ленин написал: "Без Колчака сибирский крестьянин не пришел бы в один год к убеждению, что ему нужна наша, рабочая власть. Только тяжелый опыт этого года убедил его в этом.". («Правда» № 154, 16 июля 1919 г.)
Удивительно, как белая сволочь, в которую записались сейчас у нас весь генералитет, всё высшее чиновничество и даже часть бизнесменов, всё время ставит на самых неподходящих лошадей. Были же среди белых вполне вменяемые люди, но эти потомственные лузеры то Маннергейму доску повесят, то Колчаку... Так не победятъ, и слава Богу!
" Были же среди белых вполне вменяемые люди" - это кто же это, расскажи нам, любитель ленина.
Понятия "русская" и "демократия" являются ДИАМЕТРАЛЬНО ПРОТИВОПОЛОЖНЫМИ. Вы ещё скажите, что у вас СЕЙЧАС демократия!
а почему противоположные - это плохо? Вы хотите, чтоб в России та же задница была, что на Украине сейчас? И хорошо, что противоположно. Но только ведь у нас не диктатура, нечего людей смешить
А почему это вместо фото Александра Колчака, изображение антона городецкого - он же Хабенский Костя? Это кощунство! Уважаемый редактор, смените пожалуйста фото.
не. Так даже лучше. Колчак есть герой исключительно киношный, с лицом Хабенского. Вчера это адмирал был, сегодня Городецкий, а завтра будет террорист Грин из Статского советника. Настоящий Колчак его прославителям не нужен - вот основная мысль всей серии. Все кина хотят показать красивого