СТОЛИЦА КОЛЧАКА


















В серии статей "Столица Колчака" мы попытаемся быть честными и объективными исследователями, изучая исторические материалы, мы будем стремиться к передаче максимально полной картины событий. Мы рассмотрим мемуары членов колчаковского правительства, высокопоставленных военных армии Колчака. Будут представлены мнения союзников (французов, англичан, американцев), членов бывшего Учредительно Собрания. Заглянем в воспоминания красных командиров, воевавших с белыми в Сибири. Рассмотрим протоколы допросов самого Александра Колчака — сказанное им невероятно интересно.

Вступление к длинной серии коротких заметокCollapse )

ОГЛАВЛЕНИЕ

=== ИГРА С ИСТОРИЕЙ ===
01. Памятник "под домашним арестом"

02. Несовершенная ошибка Елены Мизулиной
03. Адмирал в книгах, фильмах и сериалах
04. Омская КПРФ рекламирует адмирала


=== ХОРОШИЙ И ПЛОХОЙ АДМИРАЛ ===
05. Хороший или плохой исследователь. Часть 1 - хороший
06. Хороший или плохой исследователь. Часть 2 - плохой
07. Хороший или плохой военный. Часть 1 - "Я и флот"
08. Хороший или плохой военный. Часть 2 - Минный заслон Петрограда
09. Хороший или плохой военный. Часть 3 - Охота за шведской рудой
10. Хороший или плохой военный. Часть 4 - ...а "Слава" тебя найдет!

=== РУССКИЙ АДМИРАЛ И РОССИЙСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ ===
11. (Не)навистный (не)принятый Февраль ПРИНЯТ
12. "Держался курса и теченье ловил..."
13. Демократ против сторонника воинской дисциплины
14. Оружие под воду
15. Нож цензора: Как "слепить" Стрелкова из Колчака

16. Брошеный Флот - растоптаный Февраль
17. Адмирал и Великая Октябрьская Революция

18. А погоны-то английские! Как далеко можно зайти в непринятии большевизма

=== АНГЛИЙСКАЯ ФИГУРА В РУССКОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ ===
19. Морской офицер на политическом льду
20. Белые перед необходимостью объединить необъединимое

продолжение следует...

В Омске хотят поставить памятник жене Колчака. На очереди — памятник Еве Браун?



Установка скульптуры гражданской жены адмирала Колчака Анны Тимирёвой невозможна, заявил публицист, автор статей о Колчаке Максим Максимов 18 июля в ответ на заявление гендиректора «12 канала» омского телевидения Александра Малькевича.

«Господин Малькевич серьезно считает, что уместно в качестве примера беззаветной любви женщины к мужчине предлагать скульптуру Анны Тимирёвой — гражданской жены адмирала Колчака?

Read more...Collapse )

Дневник белогвардейца. Часть 33



« 21 июня 1919 года
Написал министру финансов письмо, в котором ориентирую его в настроениях фронта, крайне враждебных всему, что делается в тылу, и особенно острых к состоятельной буржуазии и спекулятивным кругам, жиреющим от доходов и барышей, но не желающим ничем жертвовать и реально помочь армии; указал, что в теперешнее больное время такое настроение может привести к очень печальным результатам и что необходимы какие-нибудь особые меры, чтобы заставить состоятельные классы понять, что фронт спасает их жизнь, достояние и привилегии и имеет право рассчитывать, чтобы подумали об его нуждах и ему помогли.
Но так как горький опыт показывает, что нет никакой надежды на то, что богатые буржуи раскачаются и откроют свои туго затянутые жадностью и узкомыслием кошели, то я очень прошу обсудить мое предложение о принудительном обложении богатых классов и крупных доходов большим прогрессивным налогом в пользу инвалидов и семей убитых и умерших на службе государству и на устройство инвалидных домов, ферм, учебных заведений для сирот и пр. и пр. Я полагаю, что в распоряжении министра финансов имеются данные для определения суммы, которую можно будет назначить; эту сумму надо разложить затем между биржевыми комитетами всей Сибири и Дальнего Востока, а те пускай уж разбираются, сколько с кого взять. Печально идти по этой части по стопам комиссаров, но нет иных способов расшевелить нашу богатую буржуазию.
Я помню так называемые «дни армии» в Харбине, когда путем благотворительного выжимания собрали около полутораста тысяч рублей, а между тем в Харбине имелись сотни обывателей, ставших во время войны миллионерами, 3 и многие сотни богачей, наживших за то же время десятки миллионов; люди, близкие к торговле, говорили мне, что прибыль Владивостока и Харбина за время войны и смуты можно подвести к миллиарду рублей.
Такой же жалкий сбор был произведен и во Владивостоке; когда же полтора года тому назад там установилась большевистская власть и ей понадобились деньги, то она их получила немедленно и в количестве нескольких миллионов, причем давшие эти деньги сейчас же об этом забыли и никогда более не вспоминали
...»
Генерал Алексей Павлович Будберг
(в 1919 году военный министр в правительстве А. В. Колчака).

Примечание: целый ряд историков считает свидетельства Будберга тенденциозными, излишне пессемистичными и эмоциональными, пытаются, по возможности заменять его свидетельства на свидетельства других людей. Хотя, зачастую, другие говорят все то же самое, но просто не так ярко. Наиболее спорные свидетельства Будберга мы приводить не будем.

МВД: Убыль населения в РФ слихвой перекрывается притоком иммигранотов



Приток иммигрантов в РФ позитивно влияет на социально-экономическую и демографическую ситуацию в стране, говорится в проекте концепции миграционной политики МВД, 28 июня передает ТАСС.

Read more...Collapse )

Дневник белогвардейца. Часть 32



« 20 июня 1919 года
Разрешив Гайде съездить еще раз в Екатеринбург, адмирал сделал большой промах, так как, несомненно, эта поездка будет использована во вред власти и верховному командованию. Раздачей продуктов, материалов и пособий Гайда снискал себе немалую популярность в населении Екатеринбурга, среди которого довольно сильно эсерство и где общественный блок, пытавшийся когда-то создать собственное уральское правительство, остро враждебен Омску и сидящей в нем власти; известно, что там происходили тайные совещания, осудившие весь омский курс и постановившие, что надо срочно вызвать из-за границы князя Львова, Керенского и Некрасова и поручить им образовать новое правительство.

21 июня
Купаюсь в море чернил и бумаги; спасают только двадцатилетний штабный опыт и умение быстро читать. Удовлетворен тем, что начальники глазных управлений зашевелились и некоторые из них сами начали выдвигать на очередь и разрешение разные насущные вопросы...
Труднее всего с подвозом, так как восстания в Красноярско-Тайшетском районе остановили почти на два месяца ночное движение поездов и восточнее Красноярска скопилось около 140 груженых товарных составов с интендантским и артиллерийским снабжением; большие станции забиты чешскими эшелонами, что еще более затрудняет транспорт и не позволяет рассортировать задержанные составы и пропустить вперед наиболее для нас нужные; наш нищенский график сильно страдает еще и оттого, что хозяевами дороги являемся не мы, а многочисленные союзные 3 опекуны, и в первую голову идут поезда чешские, польские, междусоюзные, а восточнее Байкала — японские и семеновские; нам же достаются одни только объедки....»
Генерал Алексей Павлович Будберг
(в 1919 году военный министр в правительстве А. В. Колчака).

Примечание: целый ряд историков считает свидетельства Будберга тенденциозными, излишне пессемистичными и эмоциональными, пытаются, по возможности заменять его свидетельства на свидетельства других людей. Хотя, зачастую, другие говорят все то же самое, но просто не так ярко. Наиболее спорные свидетельства Будберга мы приводить не будем.

В Ростове-на-Дону переименовали сквер им. генерала Тюленева по ошибке?



Сквер им. генерала Тюленева в Ростове-на-Дону 12 лет назад мог быть переименован в сквер им. молодогвордейца Тюленина ввиду исторической безграмотности чиновников, - сказал руководитель отделения защиты памятников истории и культуры Александр Кожев 28 июня в интервью корреспонденту ИА REGNUM

Read more...Collapse )

Дневник белогвардейца. Часть 31



« 15 июня 1919 года
Невеселое впечатление производят омские улицы, кишащие праздной, веселящейся толпой; бродит масса офицеров, масса здоровеннейшей молодежи, укрывающейся от фронта по разным министерствам, управлениям и учреждениям, работающим якобы на оборону; целые толпы таких жеребцов примазались к разным разведкам и осведомлениям. С этим гнусным явлением надо бороться совершенно исключительными мерами, но на это мы, к сожалению, не способны.
Ясно, какие тяжелые и острые впечатления должны вывозить из Омска случайно попадающие сюда с фронта чернорабочие офицеры и какие зависть, злоба и негодование накопляются в их душе по адресу тыла. Как жаль, что 2 правительство не обосновалось в Томске, где по всем условиям можно было спасти столицу от того, чтобы она сделалась сточной клоакой всякой нечисти наподобие Харбина в 1904–1905 гг.
До сих пор не подумали даже, чтобы обеспечить приезжающих с фронта офицеров и солдат хоть каким-нибудь приютом. Существующие здесь так называемые офицерские гостиницы — это какие-то грязные притоны самого последнего сорта; в одной из них офицеры спят на полках бывшего магазина, солдатам же предоставляется свобода устраиваться как угодно на свежем воздухе.
Для омских Олимпов все это мелочи — здесь заняты политикой, переворотами, спекуляциями, и им не до таких пустяков....»
Генерал Алексей Павлович Будберг
(в 1919 году военный министр в правительстве А. В. Колчака).

Примечание: целый ряд историков считает свидетельства Будберга тенденциозными, излишне пессемистичными и эмоциональными, пытаются, по возможности заменять его свидетельства на свидетельства других людей. Хотя, зачастую, другие говорят все то же самое, но просто не так ярко. Наиболее спорные свидетельства Будберга мы приводить не будем.

Дневник белогвардейца. Часть 30



« 12 июня 1919 года
На последнем докладе у адмирала я видел донесение разведки о том, что среди чехов идет какое-то брожение и возможны неожиданности с участием местных эсеров; я 2 стал доказывать, что для нас выгоднее и безопаснее всего увезти чехов на восток в Приморскую область и полосу отчуждения Китайско-Восточной железной дороги и освободить наш тыл от этой тревожной quasi оxраны, которая ничего не охраняет, но много ест, берет много поездов и любит мешаться не в свое дело.
Я сравнил чехов с холодным нарывом, способным дать когда-нибудь острое и опасное для нас воспаление. Чехи, прожив с нами год, от нас отошли; ничего не делая, относясь критически к нашим порядкам, не умея и не желая понять всей сложности обстановки, они сейчас ближе к нашим левым партиям и скрыто враждебны существующему правительству.
Своим сочувствием они дают этим партиям право на разные дерзания, ибо те чувствуют, что их поддержат или по крайней мере выручат.
Чехи считают Омск реакционерами, относятся к наличной власти снисходительно-вежливо, они отлично учитывают свою силу и нашу слабость и всячески этим пользуются, конечно, под соусом видимой помощи. На Урале и в Сибири они набрали огромнейшие запасы всякого добра и более всего озабочены его сохранением и вывозом; ведь требовали они с нас три миллиона рублей за переданную нам императорскую гранильную фабрику под предлогом, что они развили ее новыми станками и машинами; когда же начальник инженеров Тюменского округа полковник Греков стал принимать эти «новые» машины, то среди них оказались снятые с фортов Владивостока и в том числе дизель-моторы с форта #6, строителем которого был когда-то этот самый Греков; очевидно, что и остальные машины были приобретены в том же магазине без хозяина, который именуется Россией.
Сейчас чехи таскают за собой около 600 груженых вагонов, очень тщательно охраняемых; они заявляют, что это их продовольственные запасы, но когда при их движении на восток мы во избежание пробега вагонов предложили им сдать это продовольствие и получить эквивалент в Иркутске и Красноярске, то они категорически отказались; по 2 данным контрразведки, эти вагоны наполнены машинами, станками, ценными металлами, картинами, разной ценной мебелью и утварью и прочим добром, собранным на Урале и в Сибири.
Убежденный в бесполезности чешского стояния в нашем тылу, я высказал адмиралу, что нам выгоднее поступиться частью золотого запаса и самим нанять суда для их отправки на родину, передав охрану дороги японцам к западу от Байкала и американцам к востоку; этим можно будет убить двух зайцев, так как при американском содействии легче будет справиться с семеновщиной и калмыковщиной.
Адмирал посмеялся над моей горячностью и сказал, что охрана дороги возложена на чехов всеми союзниками и что обстановка вовсе не так тревожна, как то мне кажется; что у него есть твердые и определенные гарантии генерала Жанена о том, что чехи не будут мешаться в наши внутренние дела и будут сохранять на Сибирской магистрали полный порядок; он, адмирал, глубоко убежден, что чехи не могут принести нам вреда; они-де отлично охраняют дорогу и помогают генералу Розанову в усмирении Тайшетского района.
То холодно-вежливое и брезгливо-высокомерное отношение, которое я вижу с их стороны во всем, что нас касается, мне очень не нравится; я не верю ни в их активную, ни в их пассивную помощь и думаю, что чем скорее они уедут домой, тем для нас будет легче.
Адмирал еще раз посмеялся над моей горячностью и сказал, что не надо быть таким пессимистом и «чехоедом»....»
Генерал Алексей Павлович Будберг
(в 1919 году военный министр в правительстве А. В. Колчака).

Примечание: целый ряд историков считает свидетельства Будберга тенденциозными, излишне пессемистичными и эмоциональными, пытаются, по возможности заменять его свидетельства на свидетельства других людей. Хотя, зачастую, другие говорят все то же самое, но просто не так ярко. Наиболее спорные свидетельства Будберга мы приводить не будем.